?

Log in

Previous 10

Nov. 8th, 2016

sisters

krestia

Генрих Сапгир ДЕРЕВО НАД ОВРАГОМ

ДЕРЕВО НАД ОВРАГОМ

над оврагом небо падает
дерево ящером в снегу изогнулось
серый снег падает в небо
изогнулось небо серым ящером
дерево падает ящером в снег
овраг изогнулся серым ящером
ящер изогнулся оврагом
овраг падает деревом в снег
снег изогнулся небом
небо падает в овраг
овраг изогнулся деревом
дерево падает в небо
овраг падает в серое небо
серый снег падает ящером
небо овраг дерево снег
изогнулся серый
Tags:

Jan. 16th, 2016


krestia

Осипу Мандельштаму - 125 лет

Век мой, зверь мой, кто сумеет
Заглянуть в твои зрачки
И своею кровью склеит
Двух столетий позвонки?
Кровь-строительница хлещет
Горлом из земных вещей,
Захребетник лишь трепещет
На пороге новых дней.
Тварь, покуда жизнь хватает,
Донести хребет должна,
И невидимым играет
Позвоночником волна.
Словно нежный хрящ ребенка
Век младенческой земли —
Снова в жертву, как ягненка,
Темя жизни принесли.
Чтобы вырвать век из плена,
Чтобы новый мир начать,
Узловатых дней колена
Нужно флейтою связать.
Это век волну колышет
Человеческой тоской,
И в траве гадюка дышит
Мерой века золотой.
И еще набухнут почки,
Брызнет зелени побег,
Но разбит твой позвоночник,
Мой прекрасный жалкий век!
И с бессмысленной улыбкой
Вспять глядишь, жесток и слаб,
Словно зверь, когда-то гибкий,
На следы своих же лап.
Кровь-строительница хлещет
Горлом из земных вещей,
И горячей рыбой плещет
В берег теплый хрящ морей.
И с высокой сетки птичьей,
От лазурных влажных глыб
Льется, льется безразличье
На смертельный твой ушиб.

1922
</article>
</div>
Tags:

Dec. 27th, 2015


krestia

Ольга Седакова Горная колыбельная

Ольга Седакова
Горная колыбельная

Вике Навериани

В ореховых зарослях много пустых колыбелей.
Умершие стали детьми и хотят, чтобы с ними сидели,
чтоб их укачали, и страх отогнали, и песню допели:
— О сердце мое, тебе равных не будет, усни.

И ночь надо мной, и так надо мною скучает,
что падает ключ, и деревья ему отвечают,
и выше растут и, встречаясь с другими ключами...
— О сердце мое, тебе равных не будет, усни.

Когда бы вы спали, вы к нам бы глядели в окошко.
Для вас на столе прошлогодняя сохнет лепешка.
Другого не будет. Другое — уступка, оплошка,
— О сердце мое, тебе равных не будет, усни.

Там старый старик, и он вас поминает: в поклоне,
как будто его поднимают на узкой ладони.
Он знает, что Бог его слышит, но хлеба не тронет,
и он поднимает ладони и просит: возьми! —

усни, мое сердце: все камни, и травы, и руки,
их, видно, вдова начала и упала на землю разлуки,
и плач продолжался как ключ, и ответные звуки
орешник с земли поднимали и стали одни...

О, жить — это больно. Но мы поднялись и глядели
в орешник у дома, где столько пустых колыбелей.
Другие не смели, но мы до конца дотерпели.
— О сердце мое, тебе равных не будет, усни.

И вот я стою, и деревья на мне как рубаха.
Я в окна гляжу и держу на ладонях без страха
легчайшую горсть никому не обидного праха.
О сердце мое, тебе равных не будет, усни.
Tags:

Dec. 11th, 2015

letters-wheel

tantamonta

Леопольд Эпштейн

***

Эх, Назёмка ты, Назёмка,
Человеческий назём….

Вера Кузьмина


Так живёшь в незнанье райском,

Вдруг очнёшься – вот те на! –

Где-то в Каменске-Уральском
Некто Вера Кузьмина...

Вроде рвётся там, где тонко,

А попробуй – разорви.

Это – русская сторонка,

Область пьянства и любви...

Всё, хорош. Скажи «спасибо».

Но на леске, как вчерась,

Бьётся пойманная рыба –

Обезумевший карась.

Свет блестит, мелькают пятна,

Кроет власть любую масть.

Это память, вероятно.

Только бы не сорвалась!..




https://etazhi-lit.ru/

letters-wheel

tantamonta

Леопольд Эпштейн

***

В окне – фонарь, сугроб и смёрзшееся время,

Недвижная сосна и чёрный фон – панно.

И больше ничего. Как говорили в Риме:

Есть только то, что есть. Иного не дано.

Но стоит, сняв очки, прикрыть глаза ладонью

И взгляд направить внутрь как Гамлет предлагал,

Враз сменятся внутри  ведущий и ведомый,

И рухнет частокол шаблонов и лекал.

Одиннадцатый день в душе не слышно лютни,

У времени конфликт с постылой кривизной.

Но есть же мир, где всё прямей и абсолютней –

И улица, и дом, и мишка заводной.

Там годы коротки, там – долгие минуты,

Там лето во сто крат короче, чем зима,

Там круглый-круглый сон, там нити, а не путы,

Там все часы стоят, а жизнь идёт сама.

Лишь вспомни – вот и всё, удерживать не надо.

И порча, коль была, на этот день снята.

Надень очки. Смотри, не отрывая взгляда

В окно – а там глазурь, мерцанье, красота.





подборка:
https://etazhi-lit.ru/publishing/poetry/158-no-esli-strashno-stydno-bolno.html

Dec. 4th, 2015

black-tulip

krestia

Денис НОВИКОВ

1

Как можно глубже дым вдохни,
не выдыхай как можно дольше —
и нет ни горцев, ни войны,
и панства нет, и членства Польши.
Когда б не Пушкин, то чихал
бы я на всё на это, право.
Скажите, кто это — Джохар?
Простите, где это — Варшава?
2

Тридцать один. Ем один. Пью один.
С жадностью роюсь
в кучке могучей, что твой Бородин,
в памяти т.е.
Вижу — в мой жемчуг подмешан навоз.
И проклинаю,
но накладных не срываю волос,
грим не смываю.


1998
https://www.facebook.com/PoetDennisNovikov/?pnref=lhc
Tags:

Dec. 2nd, 2015

black-tulip

krestia

Денис НОВИКОВ

* * *
                              Диане Майерс

Бумага терпела, велела и нам
от собственных наших словес.
С годами притерлись к своим именам,
и страх узнаванья исчез.

Исчез узнавания первый азарт,
взошло понемногу былье.
Катай сколько хочешь вперед и назад
нередкое имя мое.

По белому черным его напиши,
на улице проголоси,
чтоб я обернулся — а нет ни души
вкруг недоуменной оси.

Но слышно: мы стали вась-вась и петь-петь,
на равных и накоротке,
поскольку так легче до смерти терпеть
с приманкою на локотке.

Вот-вот мы наделаем в небе прорех,
взмывая из всех потрохов.
И нечего будет поставить поверх
застрявших в машинке стихов.

1988

http://stihi-denisa-novikova.narod.ru
Tags:

Sep. 6th, 2015

Перископ 2

alex_moskalenko

Сергей Гандлевский (Москва) - "Кипарисовый Ларец" (№ 1(106), 2003)

    *  *  *

Есть в растительной жизни поэта
Злополучный период, когда
Он дичится небесного света
И боится людского суда.
И со дна городского колодца,
Сизарям рассыпая пшено,
Он ужасною клятвой клянется
Расквитаться при случае, но,

Слава Богу, на дачной веранде,
Где жасмин до руки достает,
У припадочной скрипки Вивальди
Мы учились полету - и вот
Пустота высоту набирает,
И душа с высоты пустоты
Наземь падает и обмирает,
Но касаются локтя цветы...

Ничего-то мы толком не знаем,
Труса празднуем, горькую пьем,
От волнения спички ломаем
И посуду по слабости бьем,
Обязуемся резать без лести
Правду-матку как есть напрямик.
Но стихи не орудие мести,
А серебряной чести родник.


               Сергей Гандлевский

May. 6th, 2015

black-tulip

krestia

Марина ЦВЕТАЕВА

- Москва! — Какой огромный
Странноприимный дом!
Всяк на Руси — бездомный.
Мы все к тебе придем.

Клеймо позорит плечи,
За голенищем нож.
Издалека-далече
Ты все же позовешь.

На каторжные клейма,
На всякую болесть -
Младенец Пантелеймон
У нас, целитель, есть.

А вон за тою дверцей,
Куда народ валит, -
Там Иверское сердце
Червонное горит.

И льется аллилуйя
На смуглые поля.
Я в грудь тебя целую,
Московская земля!


Марина Цветаева
8 июля 1916

http://bytiye.ru/temy/tsvetayeva-o-moscow.html
Tags:

Feb. 12th, 2015

sisters

krestia

Алексей ЕФИМОВ


                  *** 
Жил колючий человечек,
Строил башенки из свечек,
Строил домики из спичек
И боялся электричек.

Был он добр и отзывчив,
Был уступчив и уживчив,
Лишь со страхом он боролся -
И поэтому кололся.

В крепкой крепости под ванной
Жил солдатик оловянный,
Делал ядрышки из кала
И стрелял во что попало.

И однажды человечку
Дом и башню до крылечка
Разнесло ядром попавшим -
И ни домиков, ни башен.

Человечек горько плачет:
Новый дом ещё не начат.
На коне солдатик скачет:
Празднует победу, значит.

Я ему "дурак" сказал бы,
И когда умолкнут залпы,
Человечек не был где бы,
В самом деле, я хотел бы,

Чтобы свечки не горели,
Чтобы спички не сырели,
Электрички не шумели -
Разве плохо, в самом деле?



http://moonparnasse.ru/pianist/efimov.php
Tags:

Previous 10